Литературная Песочница
Напиши свой замок
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Литературная Песочница > "Неделя Эрато"




среда, 22 февраля 2012 г.
"Настоящую историю играем мы" Lavvia 19:03:40
Работа на конкурс "Неделя Эрато"

Название: Настоящую историю играем мы
Автор: ТоМэЙ тян
Бэта: нет
Фэндом: Синяя птица - 2 Чужой трон
По наличию любовной линии: гет
Персонажи/пейринги:­ Данте/Ева, Мицарель, айраниты
Рейтинг: ммм.. PG
Жанр и особенности: романтика, драма (?)
Предупреждение: наверное ООС, POV
Размер: драббл
Статус: закончено
Дисклеймер: Елена Самойлова
Размещение: запрещено
От автора: автор запутался в собственных чувствах и надеется на подобное разрешение ситуации)

Подробнее…Мицарель и еще пара девушек-айранитов уже заканчивали приготовление моей августейшей особы к очередному дворцовому торжеству. Неподвижно стою посреди комнаты, позволяя фрейлинам превращать меня в подобие прекрасной и впечатляющей с первого взгляда правительницы Андариона.
Ненавижу подобные мероприятия, надоели до самых печёнок, но что поделаешь? Долг обязывает. Если ты королева, то у тебя целая куча обязанностей и традиций, которые должны быть соблюдены. А вот когда я была простой ведуньей Еваникой Соловьевой, ученицей Лексея Вестникова, плавать мне было на все придворные правила и этикет с высокой колокольни. А сейчас я королева Синяя Птица и, скрипя зубами с тремя парами клыков, подчиняюсь всей это древней ерунде.
- Ваше величество, все готово, - спокойный голос Мицарель выдернул меня из пучины раздумий и вернул в собственную комнату во дворце. Я скосила глаза на зеркало и в очередной раз удостоверилась, что статная синеволосая крылатая девушка в отражении – это я. Снова украшения, платье с длинным подолом, расшитое нежной вышивкой, тончайшие перчатки, скрывающие шрамы на кистях, и символы истинного короля – браслет на левой руке, меч на поясе и роскошный венец из черного серебра и илкари на голове.
- Замечательно, спасибо, - я слабо улыбнулась и направилась к дверям. Что ж, маску счастливой королевы надели, сыграем очередной акт пьесы под названием «Жизнь королевы Снежного Дворца».

Тронный зал как всегда полон народа. Айраниты, айраниты, айраниты. Сотни пар крыльев всевозможных расцветок. Но только черные заставляют трепетать мое сердце, словно пойманная в силок птица.
Данте с родовым именем Чернокрыл.
Мой телохранитель, мой защитник, мой … Не мой. После моей коронации мы не можем принадлежать друг другу. Он принадлежит стране, а я ее талисман, чудесный символ.

Я – королева, он – Ведущий Крыла. И этим все сказано.

- Ваше величество…
Легок на помине. Без шлема, скрывающего лицо и без доспехов. Распущенные черные волосы с серебристой прядью седины у виска, темно-синий костюм простого кроя. Нет хулиганского хвоста на затылке, протертой куртки и черного двуручного меча за спиной.
Таким видеть его непривычно. Сегодня он не Ведущий Крыла, а просто друг королевской семьи. Просто друг. И ничего больше. Но и друзья просто не бывают? Ведь так?
- Добрый вечер, Данте.
Актеры на сцене, а мы за кулисами.
Равнодушные фразы. Скованные движения. Мы как актеры, причем не блещущие талантом играть живые чувства. Неподвижные маски на лицах, за которыми мы прячемся, как за кулисами. Это действительно так? Или мы просто прячемся от придворных традиций?
- Разрешите пригласить вас на танец, - с легким поклоном просишь ты.
- Данте, ты же знаешь, я не умею танцевать.
- Ничего страшного, это не сложно, - легкая улыбка трогает его губы. – Я научу.
Давно забытое чувство – прикосновения твоих горячих рук, пусть совершенно невинные, но все же…
Ты кружишь меня в танце, вальсе, кажется(?), среди других пар по залу. Говорят, любовь похожа на полет среди облаков. Что ж, стены Тронного зала как раз и зачарованны, словно это пушистые облака и бездонные провалы небес. Жаль, что мы здесь не одни, но я постараюсь сказать.
- Данте, я…
- Ева, - шепчешь ты, обжигая меня взглядом черных, как зимнее небо, глаз. – Прошу тебя, пожалуйста, потерпи еще немного, все наладится.

Я – королева, ты – Ведущий Крыла.

С последними аккордами музыки ты наклоняешься и церемонно целуешь кончики моих пальцев. Уже растворяясь в толпе, ты бросаешь на меня еще один взгляд, и я понимаю, что чувства есть, там, где-то под многочисленными масками, просто мы их прячем ото всех, даже от самих себя. Но побороть мы их не сможем, любовь дается Всевышним, он же и забирает ее. Просто время для нее еще не пришло.
Тогда я дождусь. Обязательно. Как ты и попросил, Данте.
Пусть мы не спим в одной постели, не целуемся, прячась в темных углах, и не пишем глупые любовные записки, наши чувства существуют.
Тогда пусть и существуют маски, охраняющие нашу любовь от поругания. Будем общаться равнодушными фразами. Скованно двигаться. Будем актерами с неподвижными масками на лицах. И будем за ними прятаться, как за кулисами, сколько нам будет нужно.
Но настоящую историю играем мы.


Категории: "Неделя Эрато", Синяя птица, Гет, Данте/Ева, PG, Романтика, Драма, POV, Драббл, Закончено, ТоМэЙ тян
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
"Как в театре" Lavvia 18:58:17
Работа на конкурс "Неделя Эрато"

Название: "Как в театре"
Автор: Road Kamelot
Фэндом: Pandora Hearts, Летучая мышь (кроссовер)
Вид фанфика по наличию любовной линии: гет
Персонажи: Элиот (Генрих Эдельштайн)/Шерон (Розалинда), Альфредо (тенор, но на него героя не нашлось), Винсент (Фальк)/Ада (просто воздыхательница), fem! Брейк (Адель)
Рейтинг: G
Жанр и особенности: романтика, флафф, повседневность, юмор, AU, OOC
Размер: мини
Статус: закончен
Размещение: только с моего разрешения
От автора: Знаете, вписать ключ было сложно, поэтому весь текст настолько извратился, что даже мне страшно. Кроссовер с фильмом "Летучая мышь ( http://my-hit.ru/fi­lm/8372 ).
В фанфике присутствуют строки Шекспира "Ромео и Джульетта" (Акт 1, сцена 5 и акт 2, сцена 2)

Подробнее…- Ах, маски, маски, - наигранно-задумчивым голосом протянул аристократ, теребя прядку волос девушки, лежащей у него на коленях. Приятный голос молодого человека успокаивал, и особа в желтом платье (кстати, этот наряд давал ей некую схожесть с канарейкой) довольно щурилась.
- Почему же маски? – томно выдохнула она, коснувшись волос господина. – Вы опять вокруг, да около, а суть между строк, милый Винсент?
Найтрэй засмеялся, уже ожидая этой реплики от столь предсказуемой птички. Общение с ней раскрывало все карты, а Ада была настолько искренна, что швыряла свои козыри направо и налево, светила карты в самом начале игры и не стеснялась настоящих чувств. Это было глупо, по мнению Винсента, но такой расклад ему нравился. Да и что скрывать, эта милая канарейка тоже приходилась по душе.
- Как дела у нашей сладкой парочки, не поведаете?
Безариус чуть привстала с пуфика для ног, а потом, устроившись поудобнее, положила голову на руки, сложенные на коленях любимого.
- Ругаются, мирятся, а вечером лишь Бог знает, что творится в доме, - охнула Ада, с обожанием разглядывая Винсента. – Визг, треск посуды и сонеты Шекспира нараспев…вот почему ты никогда не читал мне сонеты? – она чуть надулась, всеми силами стараясь казаться смертельно обиженной. Фальк чертыхнулся про себя, но растянул губы в доброжелательной улыбке. Нет, ну вы только посмотрите! Она вынуждает его, директора театра, валяться у подола платья женщины и читать стихи! Увольте, мадам!
- Визги, говорите? – голос чуть дрогнул. – Милая, ничего страшного. Они молоды, а Генрих ветреный, как сам… а черт знает, как кто. Не понимаю, что на него нашло, когда он затянул балладу о свадьбе с этой госпожой…
Винсент вздохнул и перевел взгляд на часы, остановившиеся еще позавчера. Пора бы сходить к мастеру, да некогда – очередная воздыхательница явно дороже сломанных склянок.
- Может быть, - печально провозгласила Ада. – Святую Марию на коленях молить буду, лишь бы не прервался этот союз…
- Прервется он, как же! – фыркнул от смеха молодой человек. – Скорее солнце погаснет или мой театр сгорит, чем Генрих разбежится с Розалиндой! Милая Ада, на сцене играют обычные актеры, но настоящие роли играем мы, - ласково пропел Найтрэй, щекоча шею своей пассии. – Эти детки слишком сильно вдаются в детали сценария, переигрывая свои роли…
- Господин Фальк, - прервала Винсента Безариус. Тот с явным неудовольствием (а вам бы понравилось, если бы прервали вашу философскую вдохновенную речь?) посмотрел на девушку, хотел что-то сказать, но тут же осекся, уловив во взгляде нечто недоброе.
- Я вас…
- Покажите фокус, господин Фальк! Ну, покажите! Вы же еще на балу обещали…
-Ах, да…фокус, конечно, чуть не забыл. Встаньте, моя милая.
Винсент поднялся и ринулся к двери, распахивая ее.
- Фокус первый и последний! Я есть, - Фальк отвесил шуточный поклон. – А вот меня нет!
Дверь захлопнулась, а Ада в недоумении несколько минут разглядывала орнамент из деревяшек.
«Все женщины такие…странные», - подумал директор театра, сбегая вниз по лестнице.
«…и опять же недолговременные отношения. То ты приглашаешь и получаешь отказ, то тебя приглашают, а ты отмахиваешься. Вот в чем парадокс моей роли».

- Мой Генрих, где же были вы в столь поздний час?
В затихшем дому раздался нежный глас хозяйки. Прекрасная Розалинда с литым подсвечником в руках спустилась и поставила его на стол. Муж обомлел с картины « А мы вас ждали».
«Чертов пол и…леденцы», - ругался про себя всеми непечатными словами и выражениями Элиот, которого словно застали на месте преступления. Уж полночь, а он обещал супруге возвратиться к чаю. Вернулся блудной.
- Шерон, давай обойдемся без глупых вопросов и подозрений, - наигранная усталость на и лице и в жестах, осталось лишь убедить в этом жену. – Я был у Фалька, мы играли в шахматы…
- Ах, да, заходил к нам господин директор театра и его спутница, - улыбнулась Розалинда, мстительно хихикнув. – Он вас искал, мой дорогой, где же вы были?
Элиот медленно закипал, поднимая руку в жесте «эврика», но озарения не было. Сейчас его раскроют, как консервную банку, причем в прямом смысле. Веер в руках супруги был прямым тому доказательством.
- А где были вы, милейшая моя? – Найтрэй указал на платье, прикрытое шалью. – Такая пышность ночью? Для кого же?
Только Шерон открыла рот, чтобы праведно возмутиться, как ее схватили за руку и буквально швырнули на диван, что находился в гостиной.
«Нет, я, конечно, все понимаю, но как моя супруга может шататься допоздна? Я знаю тех, кто охоч до таких».
«О, до меня, естественно, доходит, что герцог мне и минуты внимания уделить не может, но…»
- Такого я не потерплю! – заявил Эдельштайн, сбрасывая на пол плащ. – А знаете, какие вещи творятся в нашем городе по ночам?
- Какие же?
- Темные, - шепнул Элиот ей на ухо, придав голосу загробную интонацию, с какой рассказывают страшилки непослушным детям. Так сильно хотелось перевести разговор в другое русло, но…
- Это же очевидно! Ночь ведь, а теперь, милейшее создание, извольте мне взглянуть на часики, которые я вам дарила…
- Пожалуйста! – буквально взорвался муж, пытаясь вытащить что-то из кармана. С каждой секундой его решительность исчезала. Если память ему не изменила, то он отдал часы прекрасной незнакомке, которая называла себя «летучей мышью».
«О, матерь честная!»
- Я, наверное, где-то их оставил, дорогая…
Шерон окинула его понимающим взглядом, вынула из ниоткуда серебристые карманные часы и демонстративно повертела их на цепочке. Шаль спала, открыв взгляду, привыкшему к полумраку, сияющую темно-синюю материю.
- Может…
- …хватит держать меня за руку, Генрих? Мне больно.
- …не будем устраивать сцен ревности?
Рейнсворт приподняла бровь, наблюдая за Элиотом, опустившимся на колени.
- Я ваших рук рукой коснулся грубой.
Чтоб смыть кощунство, я даю обет:
К угоднице спаломничают губы…

Девушка устало вздохнула и отодвинула молодого человека.
-…и зацелуют святотатства след.
- Вы слишком искусно играете.
Найтрэй-Эдельштайн переплел пальцы их рук и покрыл невесомыми поцелуями лицо супруги. Та только жмурилась и отворачивалась, словно не желая такого простого примирения.
- Святой отец, пожатье рук законно.
Пожатье рук – естественный привет.
Паломники святыням бьют поклоны.
Прикладываться надобности нет.

- Как грубо, милая, - хмыкнул Элиот, зарываясь носом в волосы, каскадом спадающие на плечи. – Однако губы нам даны на что-то?
Эта борьба фактов сменилась порывистыми объятьями и скромными признаниями на языке поэзии и прозы.
- Святой отец, молитвы воссылать, - хихикнула Шерон, в очередной раз избежав пылкого поцелуя, и в который раз разочарованный супруг разочарованно вздыхает, касаясь губами ее щеки. Женщины коварны.
- Так вот молитва: дайте им работу.
Склоните слух ко мне, святая мать.
- Я слух склоню, но двигаться не стану.

После очередной реплики Джульетты «Ромео» подхватил Розалинду за талию и, стянув на махровый ковер, уткнулся в ямочку между ключиц.
- Не надо наклоняться, сам достану, - Найтрэй замер, будто раздумывая, но после медленно потянулся к губам супруги. – Вот с губ моих весь грех теперь и снят…
Шерон капризно поморщилась и погладила Элиота по щеке. Молодой человек прильнул к ее ладони, накрывая ее своей рукой.
- Зато мои впервые им покрылись.
Да, на сцене играют простые актеры, а настоящие роли принадлежат им.
- Тогда отдайте мне его назад.

- Мой друг, где целоваться вы учились? – насмешливо протянул кто-то, присев на ступеньку. Вездесущая Адель просто не смогла пропустить такое зрелище.
В первый раз хозяин дома пожалел, что половицы не скрипнули.
«Вот же чертов пол!»

А в барском доме с утра пораньше творится невесть что. Служанка прыгает по комнате своей госпожи, пытаясь показать танец маленьких лебедей, примеряет лиловые и розовые платья, при этом морщась, как истинная аристократка.
- Нет, ну вы только посмотрите, ни стыда, ни совести у этой дамочки нет! – возмущается она, крутясь перед зеркалом. – За два месяца ни одного нового платья, представляете, ни одного! – отражение погрозило своей хозяйке пальцем, и та приколола к волосам нелепое розовенькое перышко, которое выдернула из веера. Девушка прыгнула на диван, и следующие полтора часа ее внимание было занято книжкой с нелепым названием «Cute Romance History», в окно запущена «Дон Кихот», после чего она вернулась к книге, спрятанной под диваном – «Ромео и Джульетта».
- И у служанок есть собственные часы на счастье и личную жизнь, - муркнула она, разгрызая леденец и поправляя густую копну волос. – Ромео, как мне жаль, что ты Ромео!
Наигранно-тоненький голосок прислуги разнесся по комнате, и Адель сложила ручки на груди. – Отринь отца…
- О, дражайшая Елена! – с улицы донеслись трели лиры.
Брейк глянула в окно и фыркнула.
«Опять этот Альфредо… не надоело ему еще в такой зверский холод сидеть на улице и мучить эту балалайку?»
Служанка, потянувшись, только минут через пятнадцать убрала весь погром, что устроила. Тенор под окнами начинал новую серенаду о прекрасных…руках и ножках, но раздался глухой удар, и все подозрительно быстро стихло. Какой-то иммигрант радостно воскликнул: «Аллилуйя!»
Адель лишь усмехнулась, хлопнув ботинками хозяина подошва об подошву.
- Я же говорила, что муж должен стаптывать обувь на носках, а не на пятках, бегая за женой на цыпочках? – девушка хихикнула и посмотрела на улицу, где Розалинда буквально умоляла Генриха не убивать человека. Ему рябчика не достаточно? – Быстро же он научился, - Адель снова улыбнулась и, подперев щеку, принялась наблюдать за господами, которые, наплевав на все приличия, целовались прямо на улице.


Категории: Pandora Hearts, G, Гет, Романтика, Мини, Закончено, Летучая мышь, Кроссовер, "Неделя Эрато", Road
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть
Lavvia 18:37:03
Запись только для зарегистрированных пользователей.
"Моя драма" Lavvia 18:32:16
Работа на конкурс "Неделя Эрато"

Название: Моя драма
Автор: Чародейка Фиона
Фендом: Paradise Kiss
По наличию любовной линии: гет
Пейринг: Джордж/Юкари
Рейтинг: PG
Жанр: романтика
Размер: драббл
Статус: закончено
Дисклеймер: все права - правообладателям
Размещение: запрещено

Подробнее…Я знала, на что шла, когда мы с Хиро отправились на этот спектакль. В какой-то момент мне казалось, что я смогу все удержать в своих руках, что я сильная, что я уже сделала свой выбор. Но где-то в глубине души я знала, что ошибаюсь.
Я думала, что внимательно слежу за игрой актеров на сцене, вглядываюсь в каждый костюм, узнавая знакомый стиль. Но на самом деле я только ждала и, увидев случайно промелькнувшее лицо Джорджа за кулисами, с улыбкой коснулась руки своего жениха:
- Я скоро вернусь.

«Порой ему хочется взять всё бросить и помчаться к ней
В голове постоянно пробегают цифры 712 12 18 84, они так часто были Рядом
Идя с ней за руку он будто чувствовал что держит бриллиант в своих руках
Он хочет что бы мир снова стал таким: Он хочет Слышать Её Шаги»


Юкари шла уверенно по коридорам совершенно незнакомого театра, она ни разу не спросила дороги, будто знала, где она должна оказаться.
Джордж не знал, чего он хочет. Наверное, просто еще раз увидеть ее лицо, по которому соскучился. Коснуться ее рук. Или просто слышать ее шаги.
Когда пустой во время спектакля коридор потревожил уверенный стук каблуков, все привычные мысли словно перепутались, а по спине пробежала волна мурашек. А что если сейчас она просто скажет, что рада увидеть старого друга, но не более? Что она любит своего жениха? Казалось бы, с каких пор великого Джорджа это должно волновать. Но его волновало, очень сильно.
Не в силах больше ждать, Джордж вышел ей навстречу. И они замерли, увидев друг друга. Она все такая же. Нет, в тысячу раз прекрасней, чем раньше. Потому что тогда он не понимал своего счастья, погнался за одной мечтой, но поймав, понял, что потерял.
Юкари улыбалась, не зная, что стоит говорить при встрече. А еще девушке страшно стало сделать следующий шаг. Только сейчас она поняла, насколько шаткой была вся ее уверенность и твердость. Тогда она сказала «нет». А сейчас?
- Ты в моем платье, - как-то нелепо поприветствовал бывшую любовницу Джордж. А потом сделал первый шаг. Осторожный. Второй.
Словно что-то щелкнуло в душе девушки. Она пошла ему навстречу. Шаги стали торопливыми, за пару секунд она оказалась в объятиях Джорджа, забыв обо всем. Губы встретились, разум забыл обо всех планах на будущее и страхах. Ведь иначе и быть не может, потому что невозможно сдержать себя и развернуть эту историю иначе.
Они целовались, словно дикие, голова кружилось. Так трудно казалось даже оторваться друг от друга на минуту, чтобы взглянуть в глаза. Не хотелось ничего говорить, но в этой жизни надо объясняться.
- Так странно, - прошептала Юкари, когда бешеный поцелуй закончился, но девушка так и не смогла вырваться из его объятий. Не хотела. – Я приехала посмотреть спектакль, но почему-то сейчас мне плевать, что там происходит.
- Еще бы. Актеры на сцене играют выдуманную историю, а у нас за кулисами настоящая драма. Здесь куда интереснее.
И он снова поцеловал ее, не замечая, что мимо проходят люди. Им никто не мешал, да и не смог бы, даже если бы очень сильно хотелось. Тяжелая историю двух сильных людей подошла к концу. Каждый из них понял, что в этой жизни главное. К черту условности этого мира.

Юкари вернулась в зал только к концу спектакля. Она не знала, что сейчас скажет Хиро, как объяснить ему подобный жест. Но неожиданно нашла на стуле записку вместо своего жениха: «Я рад, что вы прекратили бегать от реальности». И больше ничего. Наверное, так лучше.

Выходя из театра, она увидела Джорджа сразу. Он стоял возле шикарной машины и ждал ее, не видя больше никого вокруг. Сейчас она сама почувствовала себя героиней спектакля. Только очень хотелось, чтобы он длился всю жизнь.


Музыка Tanir Feat Karabeen - Он & Она
Категории: Paradise Kiss, PG, Гет, Джордж/Юкари, Романтика, Драббл, Закончено, "Неделя Эрато"
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
"Die Grausamkeit" Lavvia 18:28:59
Работа на конкурс "Неделя Эрато"

Название: "Die Grausamkeit"
Автор: Фoбос
Гамма: Амбep
Фэндом: "Пожиратели призраков" (Category: Freaks)
Вид фанфика по наличию любовной линии: фемслеш
Персонажи/Пейринг: Дзюнко/Фрик, Хайнуэль
Рейтинг: PG-13
Жанр: ангст, дарк, романтика.
Размер: драббл
Статус: закончен
Предупреждение: насилие
Размещение: с моего разрешения, с моим авторством и присылаете ссылку.

Подробнее…Дзюнко Кавано, она же Акула Бизнеса и Железная Леди. Та, кто никогда не ошибается и не допускает промахов. Не бывает невнимательной, усталой или слабой. Она идеальна, не жалеет ничего ради работы: ни сил, ни времени, ни даже своего тела. Молодого и достаточно красивого, кстати, что весьма удачно. Эта женщина легко отдает себя в липкие потные руки почти незнакомых ей мужчин, чтобы обеспечить процветание своей компании. Это ли не преданность своему делу?
Причины такой преданности найти пытались многие. Но никто особо не старался и быстро списывал это на желание заработать как можно больше. И не догадываясь, что у одинокой, похоронившей родителей и брошенной друзьями, Кавано просто не было ничего кроме работы. Ее никто не ждал дома, не звал на дружеские посиделки. Некому было отдавать свою любовь, и Дзюнко направила ее поток в работу. И смогла добиться успехов.
Ее боялись, боготворили и не выносили одновременно. Начальство ставило Кавано всем в пример и всячески старалось беречь. Глупо… Эта женщина почувствовала одобрение, намек на некую взаимность и у нее отключился стоп сигнал. Она буквально гробила себя на работе, старательно скрывая чего ей это стоит. «Актеры на сцене, а мы, обычные люди за кулисами. Но настоящую историю играем мы. И куда лучше, чем эти загримированные кривляки», - думала Кавано, старательно удерживая бесстрастное выражение лица, когда ей хотелось разрыдаться от боли. Вместо спокойного отдыха дома – корпоративные совещания, вместо тихого сна во время болезней – составление отчетов. На боль она старалась не обращать внимания, хотя это было чудовищно трудно. Все должны были знать, и все знали сильную и даже жестокую Дзюнко. Никто не видел ее тихо плачущей, не слышал жалоб на усталость и боль. Все ее чувства скрывались под маской.
«Старая дева» - презрительно шептали ей вслед. Все верили, что Дзюнко способна любить только свою работу. И, что ей нельзя приписывать обычных человеческих чувств. Это просто невозможно. И глупо.
Хайнуэль же умела заглядывать людям в душу, исследовать все темные уголки их подсознания. И на основе понятого дарить людям игрушки. «Одинокая женщина», - думала она, раздвигая ноги перед дрожащей от страха Кавано, - «Все-таки людям нужно любить именно живое существо. Подарю ка ей куколку».
Такая маленькая и нежная девочка стояла перед Кавано. Пряди светлых волос небрежно рассыпались по плечам, приоткрытые розовые губы, большие наивные глаза. Дзюнко гладила фрика по щекам, мягко целовала его, сумбурно шептала на ухо о своей занятости и стрессах и сразу же извинялась. А потом била. Резко, яростно, все еще извиняясь. Вся жестокость, которую получала кукла, оправдывалась стрессом и необходимостью освободить эмоции. Женщина сначала вымещала все на девочке, а потом бросалась целовать ее и гладить по испещрённой шрамами коже. Кавано каждый раз жалела о боли, причиненной любимому существу, но просто не могла иначе. Она путалась в чувствах, продолжая обожать работу и при том, любя фрика. Но если ее работа почти не страдала, то кукла каждый раз получала порцию боли. Удары сами рвались с рук Дзюнко, девочка тихо стонала. Кавано наслаждалась этими звуками, видом ее скривившегося от боли личика, но одновременно мучилась. Наружу рвалось все самое темное, что было в женщине, смешиваясь с любовью, оно образовывало коктейль чувств. Крайне сложно было выдерживать такое. Она продолжала избивать и насиловать свою куклу, при том желая просто быть с ней, любить тихо и нежно. Женщина полностью запуталась в своих же чувствах.
Когда фрик захрипел, и его тело бессильно обвисло в руках женщины, Кавано просто застыла. Ее била дрожь, глаза шарили по лицу девочки, в горле рождался крик.
- Нет! Не умирай, не умирай, пожалуйста! Не оставляй меня! Я же так тебя люблю!
Осколки маски осыпались с лица Дзюнко, мгновенно стало понятно какие чувства более сильные. Собственная жестокость стала просто ненавистной, ведь из-за нее любимая кукла Кавано сейчас была без сознания с глубоко отпечатавшимися следами ладоней на тонкой шее. Женщина прижала к себе ее тело и просто разрыдалась. Это была не та Дзюнко Кавано, которая играла на публике. Слабая женщина, тонущая в собственной жестокости и влюбленная в порождение ада. Кавано провела пальцами по лбу девочки, убирая волосы.
- Не оставляй меня…
Все-таки живое существо и вправду любить приятнее. Ни при каких авралах на работе Кавано так не беспокоилась, а тут испытала весь спектр чувств. Хайнуэль как всегда не ошиблась с подбором игрушки для человека.


Категории: "Неделя Эрато", Category: Freaks, Фемслеш, PG-13, Ангст, Романтика, Дарк, Закончено, Драббл, Фобос
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть


Литературная Песочница > "Неделя Эрато"

читай на форуме:
Кому архив с моделями?
пройди тесты:
На сколько вы хорошо знаете фильм...
Злая старшая сестра))) 6 часть.
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх