Литературная Песочница
Напиши свой замок
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Литературная Песочница > Jeriko




понедельник, 18 июля 2011 г.
Mira.Sama 02:58:23
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 10 июля 2011 г.
Mira.Sama 06:11:13
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 18 июня 2011 г.
Mira.Sama 11:40:45
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 14 июня 2011 г.
Mira.Sama 06:57:14
Запись только для зарегистрированных пользователей.
пятница, 3 июня 2011 г.
Mira.Sama 05:52:58
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 28 мая 2011 г.
Mira.Sama 03:45:52
Запись только для зарегистрированных пользователей.
среда, 25 мая 2011 г.
Mira.Sama 11:35:51
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Цветущий дурман Mira.Sama 11:18:48
Название: Цветущий дурман
Автор: Jeriko
Фендом: Fairy Tail
По наличию любовной линии: гет
Пейринг: Нацу/Люси
Рейтинг: G
Жанр: Флафф, Романтика
Размер: мини
Статус: закончено
Дисклеймер: все права - правообладателям

Подробнее…— Люси!
На плечо девушке опустилась горячая ладонь.
— Привет, Нацу. – Люси даже не подняла голову, лежащую на барной стойке.
— Ты чего такая кислая? – заинтересованно спросил драгонслеер. Не дождавшись ответа, он наклонился к её уху и зашептал, щекоча горячим дыханием шею заклинательницы: — Люси, давай слиняем!
Люси скептически покосилась на него и проворчала:
— Смысл? Мы только пришли.
Нацу помотал головой и снова зашептал:
— Дедуля что-то устраивает, я только что слышал, как он с Мирой разговаривал. Через полчаса нас отсюда так просто не выпустят.
Брови заклинательницы поползли вверх.
— А вдруг это что-то важное?
Нацу надул губы.
— Люси, какая ты неинтересная! Ну давай слиняем! Устроим пикник, — заговорщицки подмигнул он. — Такая погода хорошая!
Девушка вздохнула. Как по заказу, ветром распахнуло окно, маня весенним теплом, и Люси, встав со стула, потянула Нацу к выходу.
— Пойдем, вымогатель. Где этот кошак? – начала искать Хэппи девушка.
Нацу сник.
— Его Чарли попросила помочь. Теперь его от неё за уши не оттащишь.
— Пойдем уже, любитель авантюр…

Погода и правда радовала – теплом солнечных лучей и легким ветерком. Друзья решили не заходить домой, а пойти куда-нибудь…
— На пикник?! Нацу, если ты хотел порыбачить…
Огненный маг замотал головой.
— Что я, не знаю, что ли, как ты "любишь" на рыбалку с нами ходить. Я бы Хэппи дождался. Нет, я тут одно местечко недавно нашел, и хотел тебе показать.
Люси выгнула бровь:
— Не доверяю я подобным идеям. Ну ладно, аферист, — она усмехнулась. – Пошли.
Нацу расплылся в улыбке.
— Отлично! – в один момент драгонслеер снял шарф и завязал им глаза Люси.
Та возмутилась:
— Эй, а если я упаду?!
За её спиной хмыкнули, и девушка почувствовала, как ноги отрываются от земли и волосы возле уха вздымаются от шепота огненного мага.
— А я тебя понесу…

Они шли минут двадцать, и все это время Нацу боролся со слишком частым пульсом. Пожалуй, она была… чересчур близко. Драгонслеер глубоко вздохнул, успокаивая сердце, и довольно улыбнулся. Определённо, ей там понравится.
Люси была даже рада, что Нацу повязал шарф ей на глаза, потому что он закрывал покрасневшие щеки. В голове в страстном танго проносились воспоминания, несколько… компрометирующие её и Нацу. "Что он опять задумал?"…
Внезапно Люси накрыло душистой волной знакомого запаха, но она никак не могла вспомнить, что это. Нацу опустил её на землю, но она, вопреки ожиданию, ещё больше разволновалась, почувствовав под ногами твердую почву.
Огненный маг медленно развязал шарф, и тот упал девушке на плечи. Опуская руки вниз, Нацу провел ладонями по плечам заклинательницы духов, задержавшись на запястьях.
— Боги… — сорвался восхищённый вздох с губ Люси.
Все пространство, которое охватывал её взгляд, белело нежными цветками, маленькими гроздьями свисающими с деревьев. Они не везде распустились, но кроны радовали глаза пышными снежными шапками.
— Черёмуха, — с улыбкой сказал Нацу, положив подбородок на макушку Люси. Девушка закрыла глаза и отдалась во власть аромата цветущей черёмухи и горячих ладоней Нацу.
— Нацу, это чудесно… Только вот пикника не получится…
— Это ещё почему? – фыркнул драгонслеер .
— Потому что ты слопал всю еду из моего холодильника, — лениво ответила девушка.
— Иди к Зерефу, Люси! – маг сделал шаг назад и, скрестив руки, надулся. А через секунду, изменившись в лице, потянул Люси на себя и, разворачивая её, выдохнул: — Нет, лучше иди ко мне…

взято отсюда http://ficbook.net/readfic/24597


Категории: Fairy Tail, Нацу/Люси, Гет, Флафф, Романтика, G, Мини, Закончено, Jeriko
Прoкoммeнтировaть
Mira.Sama 11:11:38
Запись только для зарегистрированных пользователей.
воскресенье, 15 мая 2011 г.
Пока не зайдёт последнее солнце Mira.Sama 08:35:56
Название: Пока не зайдёт последнее солнце
Автор: Jeriko
Бета: Amelia Greywild
Фендом: Slayers
По наличию любовной линии: гет
Пейринг: Зелгадис/Амелия
Рейтинг: G
Жанр: Флафф, POV, Романтика
Размер: мини
Статус: закончено
Дисклеймер: все права - правообладателям

Подробнее…Вы уходите.
Какая банальная ситуация.
И луна так банально отблескивает от Ваших волос, выбивающихся из-под капюшона.
И я так банально стою возле дерева.
И слёзы — да, они банальны.
Вы... оборачиваетесь? И идёте ко мне...
Я лихорадочно придаю лицу весёлое выражение, но шмыгающий покрасневший нос и всё ещё дрожащие губы выдают меня с головой. Вы находитесь от меня в трёх метрах — и я не выдерживаю.
— Зелгадис-сан!
С криком я подбегаю к Вам и утыкаюсь в Ваш плащ, стремясь спрятать свою минутную слабость. Ни к чему Вам её видеть.
Я чувствую Вашу растерянность, и то, что Вы действительно уходите. Чувствую это пальцами, схватившими плащ, щекой, слышащей биение Вашего сердца, губами, облизывая которые я ощущаю солёную влагу.
— Амелия...
Вы удивлены — это я чувствую тоже. И Вы... обнимаете меня за плечи...
Я поднимаю голову. Вы смотрите на меня — грустно и серьёзно улыбаясь.
— Принцесса, я вернусь. Я обещаю.
— Зелга...
Вы касаетесь ладонью моей щеки и не даёте закончить фразу, закрыв губы большим пальцем:
— Пожалуйста, давай на "ты".
Да что же это такое — слёзы размывают Ваше лицо. Я часто моргаю, чтобы запомнить Вас... тебя.
— Тебя...
Ты прижимаешь меня к себе, и моё сердце пропускает удар.
Ты отстраняешься и ладонями обхватываешь моё лицо. И касаешься моих губ своими — и я в момент разучиваюсь дышать.
Это мой первый поцелуй. Мягкий. Тёплый. Осторожный. Трудно ожидать это от человека, на треть состоящего из камня.
Ты запускаешь руку в мои волосы, кладёшь её на затылок, а второй прижимаешь меня за талию. Отрываешься от губ и целуешь лицо — в щёки, подбородок, лоб. Ощущения сравнимы разве что с касаниями крыльев бабочки.
Мы отстраняемся друг от друга. Ты берёшь меня за руку и смотришь мне в глаза. А я, приподнимаясь на носочках, целую тебя в уголок губ, и шепчу так тихо, как только может расслышать человеческое ухо:
— Я буду ждать тебя, пока не зайдет последнее солнце...

Банальная ситуация — ты уходишь. Но как небанально блестит в лунных лучах мой браслет, вложенный мною в твою ладонь...

взято отсюда http://ficbook.net/readfic/19196


Категории: Slayers, Зелгадис/Амелия, Гет, Романтика, Флафф, G, POV, Мини, Закончено, Jeriko
Прoкoммeнтировaть
Mira.Sama 08:31:16
Запись только для зарегистрированных пользователей.
вторник, 10 мая 2011 г.
Часы бьют десять... Mira.Sama 09:57:12
Название: Часы бьют десять...
Автор: Jeriko
Фендом: Ориджинал
По наличию любовной линии: джен
Рейтинг: PG-13
Жанр: Драма
Размер: мини
Статус: закончено
Дисклеймер: все права - автору

Подробнее…Часы бьют десять вечера. Я мягко касаюсь клавиш, словно примериваясь, пристраиваясь к инструменту – о нет, он не потерпит спешки и в самый ответственный момент заставит меня краснеть от стыда, если в нетерпении ускорить прелюдию. Мои пальцы бегают по нотной зебре, извлекая пока робкие, но уже осознающие свою силу звуки.

Я беден, и на рояль у меня не хватило бы денег; да и в моей комнатке нам двоим не нашлось бы места. Вместо этого у окна, лишь по вечерам пропускающего угасающий солнечный луч, стоит старое пианино, чёрное и немного обшарпанное. Вечером, когда я прихожу с опостылевшей мне до кончиков стриженых ногтей работы, оно встречает меня тихим гулом; и так же говорит мне "спокойной ночи", когда на пол с громким стуком падают грязные, давно потерявшие первоначальный цвет ботинки.

К этому скрипящему дому меня ничего не привязывает – ни к шатающимся лестницам, ни ко вспухшей от влаги двери, уже не закрывающейся, ни к проваливающейся, каждую ночь грозящей развалиться, кровати… И только пианино держит меня здесь, слишком уж много меня с ним связывает, слишком много секунд, часов, лет ему было отдано, и слишком много ему было известно. Ненужных свидетелей обычно скидывают в реку, но, когда Марию, бледную и такую же красивую, как и ветка орхидеи в её мёртвой руке, накрывали тёмно-бордовой крышкой дубового гроба, я хотел к нему – тому, кто видел её, слышал её, играл для неё.

Это время – с десяти до двенадцати вечера, когда суетный город перемалывает последние сплетни и зажигает вместо ярких лампочек ночные свечи – я всецело отдаю ему и тонкой фигуре, ужом проскальзывающей в проём.

Ты появилась здесь недавно, кажется, ровно тогда, когда мне на глаза случайно попались потрепанные ноты какого-то неизвестного композитора. Я принёс их домой, и старые струны издавали низкие, возбуждённо вибрирующие звуки, но в первый день я не услышал в них ничего особенного. Когда же следующим вечером, после того, как прозвучали вступительные аккорды, мой взгляд зацепил неизящно худой силуэт, угловато движущийся в причудливых па в такт музыке, мне показалось, что я нашёл ту особую горечь любого произведения, которая проникает в душу пианиста, как только он того захочет. Не старая ещё женщина, когда-то красивая, с аристократичными чертами лица – про таких говорят "белая кость, голубая кровь"; ты помогла найти мне ниточку жизни, постепенно превратившуюся в туго натянутый корабельный трос.

С первыми звуками нашей мелодии ты входишь в комнату и, сняв нелепую шляпу, закрываешь глаза, приседая в глубоком реверансе. Сейчас твоё соло – перед тобой весь мир в качестве благодарного, затаившего дыхание зрителя, и он же неумолимый критик раздутой глянцевой газетки. В эти моменты ты желанна для каждого, кто видит истинную суть, и отвратительна каждому, кто хочет тебя, но в злобном бессилии корчится в муках недосягаемости запретного плода. Сейчас ты заботливая мать и невинная дочь, девственница на белоснежном шёлке и древнегреческая гетера в исшитой золотом тунике, хористка и прима.

Первая песня всегда одна. Под неё ты разминаешь суставы, напрягаешь по очереди все мышцы – в оконном отражении я замечаю, как внимательно ты наблюдаешь за разминкой каждой клеточки молодого, упругого тела. Ты как бы пробуешь воду кончиками пальцев, не спеша поднимать веер брызг.

А дальше – то, что захочу я. Теперь ты марионетка, и прости меня за эти минуты господства. Ты или прыгнешь в воду, нарушив её тихий покой, или мягко войдёшь в неё, оставив лишь еле видимые круги на поверхности.

Танцуй, танцуй. Кружись в истоме, напрягай носки в прыжке, выгибайся в экстатическом напряжении на грани болевого шока, всколыхни гнилостный воздух этого помещения, где всё пропахло отчаянием и смирением. Только ты здесь – глоток остро морозного горного воздуха, обжигающего гортань.

А потом я сыграю заключительные фразы. Они как прощальный поцелуй – нежны и немного грустны, хоть иногда и разбавляются дерзким объятием мажорных аккордов. Ты, часто дыша, упадёшь на пол треснувшей куклой. Я встану и на негнущихся ногах подойду к тебе; склонившись над тобой, вытру трясущимися артритными руками твоё лицо заранее приготовленным влажным полотенцем. Ты откроешь глаза и захлопаешь ресницами, словно недоумевая, где ты находишься. И тогда я прошепчу пересушенными губами, пачкая солёными каплями твой и без того грязный шарф:

— Пошла вон…

Пошла вон отсюда. Потому что так на неё похожа. Потому что пианино жалобно гудит, когда ты стучишь каблуками вульгарной обуви по заплесневевшим ступеням. Потому что я живу только этими встречами. Потому что каждую среду ты оставляешь на диване ветку белой орхидеи, так похожей на неё, белокурую. Потому что, как бы я ни хотел, в конце я всегда играю песню, которую впервые услышал, когда комья мокрой земли с невыносимым грохотом падали на тёмно-бордовый дуб. Потому что ты – в далёком прошлом на весь мир гремевшая славой балерина – теперь немая уличная проститутка, а я – в далёком прошлом на весь мир гремевший славой музыкант – сумасшедший, бомжеватого вида атеист.

Поэтому пошла вон…

взято отсюда http://ficbook.net/readfic/20939


Категории: Ориджинал, Джен, Драма, Мини, Закончено, Jeriko
Прoкoммeнтировaть
суббота, 7 мая 2011 г.
Mira.Sama 07:22:54
Запись только для зарегистрированных пользователей.
суббота, 30 апреля 2011 г.
Mira.Sama 04:30:50
Запись только для зарегистрированных пользователей.
Я буду стучаться в закрытые двери Mira.Sama 04:20:34
Название: Я буду стучаться в закрытые двери
Автор: Jeriko
Бета: Amelia Greywild
Фендом: Fairy Tail
По наличию любовной линии: гет
Пейринг: Макао/Кана
Рейтинг: R
Жанр: Ангст, POV, Романтика, Songfic
Предупреждение: OOC
Размер: мини
Статус: закончено
Примечания автора: Первая проба сонгфика. Так же первая проба этой пары.
Вдохновитель - песня Fleur "Для того, кто умел верить", которая идёт сквозь фанфик, а так же песня Лазарева "Зачем придумали любовь", первая строчка припева которой была взята для названия фика.
Дисклеймер: все права - правообладателям

Подробнее…Вместе с запахом выжженых солнцем полей,
Тёмной птицею в сердце входит новая осень.
Ты плетёшь свой венок из траурных лент,
Из увядших цветов и почерневших колосьев…


…маленькая. Какая же ты маленькая. Была когда-то младшей сестрой; теперь – взрослая девушка. Со своими привычками, потребностями и желаниями. С пленительной походкой и прищуренным, обманчиво-пьяным взглядом. Привлекаешь взгляды мужчин, отчего мне хочется подойти и впечатать их похотливые морды в плитку.
А помнишь, ты ведь никогда не называла меня "дядей". Для тебя дядюшкой был Вакаба, добрым, хоть и ненормальным, дедом – Макаров. А мать? Где она?

Но кто знает, чем обернутся
Холода и потери
Для того, кто умел верить?
И кто знает, когда над водою
Взойдёт голубая звезда
Для того, кто умел ждать?


Когда смотрю на твой плоский загорелый живот, в груди что-то сжимается, а перед глазами встаёт молочная дымка. Не хочу воспринимать тебя как женщину, юную, восхитительно изящную – и прячущую это изящество в рамки грубой силы и сарказма. Желанную, невозможно желанную, и знающую горькую цену своей желанности. Ты ведь и не помнишь, как в пьяной истерике завалилась ко мне и шептала, хрипло посмеиваясь, что теряешь меня, безвозвратно, что я нужен тебе, как старший брат, способный защитить и успокоить. И ты не захотела оставаться – упрямо просила отвести тебя домой. Ты так и заснула на ходу, а потом всё искала того добряка, кто донёс тебя до дома, не оставив замерзать на холодном мартовском ветру.

Тебе больно идти, тебе трудно дышать,
У тебя вместо сердца открытая рана.
Но ты всё-таки делаешь ещё один шаг
Сквозь полынь и терновник к небесам долгожданным.


А ты ведь и не видишь. Хотя, кто виноват в этом? Ты – потому, что рано повзрослела, или я – потому, что вовремя этого не заметил? Не заметил требовательного сжимания ладони, ревнивых взглядов, гаданий по вечерам и шушуканий с Мираджейн? И большая девичья влюблённость в конце концов всё же переросла в маленькую мужскую любовь – к своей старой подруге, маленькой девочке, которая доверчиво жалась к моей ноге на прогулке в город, чтобы купить "сестричке" платье.
И здесь я опоздал. Как и на твой первый самостоятельный заказ – это я должен был тебя поздравить, а не Грей или Мира! Как и на твоё восемнадцатилетие – это мой подарок должен был быть первым! Как и тогда, когда ты пришла ко мне заплаканная, с травой в волосах и колотящимся сердцем. Я должен был быть твоим первым мужчиной, а не тот неуклюжий мальчишка, в порыве страсти накинувшийся на мало сопротивлявшуюся красавицу, в которую ты внезапно превратилась в пятнадцать. Хотя и это превращение я заметил слишком поздно.

И однажды проснутся все ангелы
И откроются двери
Для того, кто умел верить.
И ненастным январским утром
В горах расцветет миндаль
Для того, кто умел ждать.


Ты уже не реагируешь на мои замечания, колко и грустно отшучиваясь. Почему, Кана, почему всё так случилось?..
Закуриваю с Вакабой и краем глаза наблюдаю, как ты засыпаешь на опустошённой бочке. У твоего организма удивительная способность забывать о количестве выпитого – и тебя никогда не мучает похмелье. Только вот ты мучаешь меня, снова и снова заходя в мой дом хмельным шагом и засыпая возле меня, требовательно положив мою руку себе на талию. Привычка детства – смеясь, ты называла себя "плюшевым зайцем Макао".
И как ты удивлялась, что у меня появился Ромео. И даже ревновала – смешной детской ревностью к маленькому пищащему кульку. Девушка, которая родила мне сына, как-то бесследно растворилась и в памяти, и во времени, оставив на руках у двадцатисемилетнего оболтуса годовалого малыша. Помнишь, как ты помогала мне воспитывать его?

Гнётся вереск к земле, потемнел горизонт,
Облака тяжелеют, в них все меньше просветов.
Ты сидишь на холме неподвижно, безмолвно.
Все слова уже сказаны, все песни допеты.


Ты всё чаще пьёшь одна и всё реже приходишь ко мне за советом. Всё чаще гуляешь под дождём и всё реже ночуешь дома. Кто ты, кем ты стала, маленькая пятилетняя девочка, моя сестрёнка, малышка, Кана Альберона?
Ищу тебя. Хоть и старше тебя в два раза, хоть и кажется, что потерял безвозвратно. Но кто кого потерял – я тебя, или ты меня?
Прости меня, малышка. Ни за что и за всё. Бесконечно перед тобой виноват, но то, что переворачивается внутри меня при первых звуках твоего голоса, хуже всякого наказания, придуманного человеком.

Но я знаю, найдутся ключи
И откроются двери
Для того, кто умел верить.
И над тёмными водами мрака
Взойдёт голубая звезда
Для того, кто умел ждать.


Я найду тебя. Найду, потому что не могу без тебя, понимаешь? Взрослый, казалось бы, мужчина. Серьёзный. В каком, чёрт возьми, месте серьёзный?!
Тот же юнец, только с проседью в чёрной шевелюре.
Чего бы мне это ни стоило – я буду стучаться в эти двери.

Обречённо скользит одинокая лодка
Сквозь холодные воды бесконечной печали.
Только небу известно всё о нашем сиротстве
И о боли, что связана клятвой молчания.
Где-то есть острова утешения
И спасительный берег
Для того, кто умел верить.
Там рождаются новые звёзды
И в горах расцветает миндаль
Для того, кто умел ждать.


…прижимаю твою оголённую спину к стене. Наверняка на коже останутся царапины, но тебе сейчас всё равно. Жадно дышу тебе в ухо и спрашиваю:
— Зачем ты пришла… Кана?
А ты улыбаешься дрожащими от волнения губами. И, прежде чем я со стоном закрою глаза, прежде чем моя рука погладит упругие бедра, прежде чем ты меня поцелуешь – прежде чем ты станешь моей – ты шепчешь мне, касаясь губами жёсткой щетины подбородка:
— Давай позволим себе роскошь помолчать…

взято отсюда http://ficbook.net/readfic/19948


Категории: Fairy Tail, Макао/Кана, Гет, R, Ангст, Романтика, Сонг-фик, POV, Мини, Закончено, Jeriko
Прoкoммeнтировaть
Такой ответ тебя устроит? Mira.Sama 04:09:06
Название: Такой ответ тебя устроит?
Автор: Jeriko
Бета: Amelia Greywild
Фендом: Slayers
По наличию любовной линии: гет
Пейринг: Кселлос/Филия
Рейтинг: G
Жанр: Флафф
Размер: мини
Статус: закончено
Дисклеймер: все права - правообладателям

Подробнее…Рассчитывая покупателя, Филия улыбалась. Дела шли в гору, магазинчик можно было расширять — но скоро должен был родиться Вальтерия, и все деньги пойдут в малыша. Так что, вырвался вздох из груди золотого дракона, с расширением придётся подождать.
Зазвенел дверной колокольчик. Филия, в это время расставляющая новые вазы по полкам в подсобке, приготовила улыбку для ещё одного покупателя, но...
— Филия, вы как всегда прекрасны!
Нет, только не этот мазоку!..

Это продолжалось изо дня в день. Он заходил, хитро щурясь, говорил комплименты — нет, они ей не были лестны, она видела это точно, они были лживы, и направлены на то, чтобы она разозлилась, начала орать, чтобы у неё вылез... вылез... Да, у него получалось!
С этим надо было что-то делать. Промучившись две недели, и схлопотав нервный срыв, Филия пожаловалась забежавшей к ней Лине.
Пока Гаури за обе щёки уплетал кекс с малиновой глазурью, Филия делилась последними новостями — точнее, больше слушала волшебницу, ведь у неё самой новостей было немного... точнее, одна.
Девушка, сидевшая перед ней, кардинально отличалась от того неуклюжего взрывного подростка, который спасал мир каких-то два года назад. Сейчас это была взрослая, уверенная в себе женщина, не растерявшая при этом живого оптимизма и детской непосредственности.
— ...а потом пойдём к Амелии. Ну а у тебя — как дела продвигаются?
Филия набрала побольше воздуха и выдала длинную тираду, основным смыслом который был тезис "Он меня достал!".
Лина только хмыкнула.
— Филия, а ты уверена, что тебя так уж сильно раздражает его расположение к тебе?
Драконица вспыхнула.
— Конечно уве...
Лина перебила её.
— Ладно, это твоё дело. Но, — она встала с дивана, — попробуй просто не обращать на него внимания. Пожалуй, действие будет на уровне твоего любимого оскорбления.
С этими словами девушки распрощались. Филия пожелала им удачи, дала в дорогу остатки кекса (правда, несколько куцые), и закрыла дверь.
Весь оставшийся вечер она ходила из угла в угол, как тигр по клетке, пытаясь разобраться в себе — слишком большую бурю эмоций подняли в ней слова подруги.
В конце концов, она решила просто воспользоваться советом Лины, а там — будь что будет.

Когда после звона колокольчика чуткий слух дракона уловил знакомую тихую поступь, Филия, дёрнувшись, было, за булавой, вдруг остановилась и перевела дух. Закрыла глаза. Улыбнулась сама себе.
"Ладно, намагоми. Посмотрим, кто кого".
— Здравствуйте, госпожа Филия!
— Угу.
Эффект сравним с ушатом холодной воды.
— Госпожа Филия, вам так идёт этот оттенок розового! — В ожидании бури эмоций, Кселлос аж приоткрыл один глаз.
— Угу.
У мазоку дёрнулось веко.

Филия ликовала — даже её выдержки хватило, чтобы без крика довести Кселлоса до агонической дрожи. На каждую его фразу, на каждый его выпад она отвечала только невнятным мычанием, и Кселлоса это, по-видимому, с каждым днём бесило всё больше.
Он так же приходил каждый день, садился на её кухне и пил чай вприкуску с её печеньем. "Ну, хоть чай не мой берёт" — вздыхала Филия, расчёсывая волосы перед сном. Но, ложась в кровать, она смутно ощущала, что без постоянного крика ей стало гораздо легче и... приятнее с Кселлосом, что ли.

Апогей наступил в солнечное, чуть подёрнутое радостным предвкушением хорошей погоды, субботнее утро.
Всё было как обычно. Приветствие, пара ничего не значащих комплиментов — и никакого внимания к небезызвестной хитрющей персоне.
Такого прессинга не выдержал и Кселлос. Он резко встал со стула, хлопнул ладонью по столу и громко сказал, словно ни к кому и не обращаясь.
— Не имею ввиду никаких золотых драконов, глупых и бессердечных тварей, но меня достала одна молодая персона!
Филия кинула на него быстрый взгляд, но прореагировала только приевшимся даже ей "угу".
Кселлос, не заметив, или сделав вид, что не заметил столь пристального внимания к себе, продолжил тираду.
— Выкраиваешь время, пытаешься хоть что-то приятное сказать, найти какой-то ключик — а тебе в ответ только мычание!
Он повернулся к Филии, удивлённой таким всплеском эмоций.
— Неправильные ответы находите, госпожа Филия! Негостеприимный приём вы гостям устраиваете.
Он подошёл к растерянной Филии, наклонился, почти касаясь кончиком носа её уха, и зло прошептал:
— В конце концов, может, я и правда зря питал надежды на гостеприимность. Ведь я — мазоку.
Он отстранился и усмехнулся. В его голосе появилась горечь.
— А вы — молодой, немного неопытный, но... — Он улыбнулся, да так тепло, что Филию захлестнула волна нежности к этому мусору, который ежедневно нарушал её покой, будь он неладен. – Но, всё же, такой милый золотой дракон, — закончил мазоку. Он коротко поклонился и развернулся к двери, намереваясь уйти.
— До свидания, Филия. Хотя... вы всё равно ответите мычанием.
Но на него налетели со спины и обхватили руками талию, не давая двинуться.
— Если я буду прощаться с тобой таким образом — такой ответ тебя устроит?
С души, в наличии которой Кселлос порой сомневался, словно камень сбросили. Он вздохнул и чуть улыбнулся. Лёд тронулся.

взято отсюда http://ficbook.net/readfic/19209



Категории: Кселлос/Филия, Гет, G, Флафф, Мини, Закончено, Jeriko, Slayers
Прoкoммeнтировaть


Литературная Песочница > Jeriko

читай на форуме:
Всего лишь -18 в Питере X-(
чет уже внатуре подзае/али темы с м...
пройди тесты:
Кем ты будешь в будущем?
Ты и Том Каулитц (12 часть)
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх